В БЕРЛИНЕ ВЫСАДИЛИСЬ ПИРАТЫ

ВЫБОРЫ В ЕВРОПЕЙСКИЙ ПАРЛАМЕНТ

И ПРЕДЕЛЫ ЛЕВОГО ПОПУЛИЗМА

 

Доктор исторических наук, профессор Руслан Костюк

 

 

Выборы в Европейский парламент (ЕП), состоявшиеся в 28 странах-членах Европейского Союза (ЕС) привели к существенному видоизменению сил как внутри Европарламента. Так и в отдельно взятых государствах. Большинство аналитиков говорит о заметном прогрессе евроскептицизма и популистских настроений во многих странах ЕС, что соответствует действительности. Но в целом это касается именно правого и крайне правого флангов европейского политического спектра. Большая же часть сил, относящихся к левому крылу европейской политики, оказалась на сей раз в числе проигравших.

На самом деле, те, кто относит себя к левому спектру в современной Европе, просто уже привыкли к поражениям. До глобального валютно-экономического кризиса, в его разгар и после кризиса в большей части стран-членов Европейского Союза (ЕС) левые, как правило, проигрывали. И исход евровыборов-2019 вовсе не стал здесь каким-то исключением и новостью; наоборот, он подтверждает общую отрицательную тенденцию, отчасти её «систематизируя.»

Другой вопрос, что, если, например, общее поражение социал-демократии предсказывалось уже давно, то маловразумительные результаты их оппонентов слева лишь подтверждают, что и для радикального левого фланге европейской политики впору говорить о наличии фактора системного кризиса. Это касается как «старых», так и «новых» радикальных левых.

Если пытаться говорить наукообразным языком, можно привести цитату известного западноевропейского «партолога», профессора Брюссельского свободного университета Жан-Мишеля де Ваеля о том, что «в Западной Европе левые пострадали в связи с соучастием в политике «строгой экономии», а в Восточной Европе они сильно далеки от проблем гражданского общества. В свою очередь, профессор Лондонского университетского корпуса Филипп Марльер утверждает, что «радикальным левым не удалось донести до избирателей специфику своих подходов.»

Традиционные коммунистические партии после евровыборов-2019 сократят своё представительство в ЕП. Впервые после введения прямого голосования на выборах в Европарламент в 1979 г. в состав этого представительного органа власти не попала Французская коммунистическая партия, одна из ключевых сил внутри Партии европейских левых (ПЕЛ) — транснациональной европейской партии, в которой участвуют национальные партии еврокоммунистической и левосоциалистической традиции. Достаточно скромные результаты показали компартии южноевропейских стран — Греции и Португалии; вновь не попали в ЕП итальянские коммунисты. Всего одного представителя в ЕП пошлют после этих выборов коммунисты Чехии.

В целом конфедеративная левая группа ЕП после евровыборов-2019 уменьшится в численности практически на пятую часть, в неё войдут менее 40 депутатов, тогда как в ЕП предыдущего созыва там заседали 51 европейский депутат. Также не досчитается мандатов и ПЕЛ, которая традиционно составляет руководящий костяк данной группы.

Почти все её национальные составляющие понесли потери, в частности, единственная находящаяся у власти в странах ЕС и самая сильная в ЕС левосоциалистическая партия, то есть Коалиция радикальных левых ( СИРИЗА), лидером которой является глава греческого правительства Алексис Ципрас. СИРИЗА набрала лишь 23,8% голосов, уступив более 10 пунктов греческим консерваторам. Несмотря на принятые в последние месяцы социальные законопроекты, избиратели в целом не простили кабинету А. Ципраса согласие на диктат Брюсселя и политику «жёсткой экономии» последних лет. СИРИЗА остаётся самой популярной левой партией в стране, но её поражение было дополнено также неудачами на параллельных местных и региональных выборах. В итоге А. Ципрас был вынужден учесть отрицательный для своей партии вердикт избирателей и, приняв политическую ответственность, объявил о роспуске парламента и проведении в стране досрочных законодательных выборов, фаворитом на которых будет оппозиционная правоцентристская партия «Новая демократия.»

Также не досчитается мест в ЕП и ещё одна влиятельная в ПЕЛ политическая партия, германские «Левые». Заняв итоговое пятое место от ФРГ, «Левые» сумели набрать на майских выборах лишь 5,5% голосов.

Просчитались те аналитики, кто ждал на выборах в ЕП в 2019 г. сильную левопопулистскую волну. Основания для таких ожиданий были. Левопопулистское направление, объединённое в созданное в 2018 г. панъевропейское движение «Сейчас народ», предлагает поставить народ в сердце политического проекта. Как говорит лидер французского движения «Непокорённая Франция» Жан-Люк Меланшон, «народ должен встать на путь перемен. Мы, если останемся левыми, продолжаем верить в гражданскую революцию, которая станет мирным и демократическим средством покончить с тиранией финансовой олигархии и касты, которая ей служит…» То, что во многих странах Западной Европы имеет место запрос на левопопулистский проект или на левый евроскептицизм, показывали разные национальные выборы 2016-2018 гг., прежде всего в Испании и во Франции, где левопопулистские движения вполне успешно оспаривали гегемонию социалистических партий в левом движении этих государств.

Однако, результаты «Непокорённой Франции» и коалиции «Объединённый Подемос» в Испании не впечатляют. «Непокорённая Франция» уступила «статус» самой популярной левой силы во Франции «зелёным», получив лишь 6,3% голосов, тогда как общая коалиция движения «Подемос» («Мы можем») с другими радикальными левыми силами в Испании сумела набрать только 10% голосов, уступив по количеству голосов социалистам более чем в три раза. Серьёзная неудача постигла и ещё одну левопопулистскую партию — голландскую соцпартию, которая вообще потеряла представительство в ЕП. Всё это определённо говорит о том, что данный спектр находится в весьма непростом положении. На самом деле, правые популисты гораздо выгоднее эксплуатируют «антиэлитную» тему, чем их левые конкуренты.

Конечно, на радикальном левом «поле» тоже можно найти примеры более или менее успешных результатов, но это, что называется, «штучные» примеры. Так, статус самой популярной левой партии в Ирландии сохранила «Шинн фейн» («Мы сами»), получившая 11,7% голосов и три мандата в ЕП, включая одного депутата, избранного от Соединённого Королевства. У ШФ имеется громадный многолетний опыт политической борьбы, сильная социальная «имплантация» как в Ирландии, так и в ольстерских графствах. Кроме того, эта партия возглавляет многие социальные кампании в Ирландии.

Третье место с португальской политике сохранил левосоциалистический Левый блок (ЛБ) в Португалии, за список которого отдали голоса 9,8% избирателей и который, не в пример отрицательной динамике компартии, сохраняет привлекательность у протестного слоя португальских избирателей. Это происходит в ситуации, когда ЛБ входит в состав парламентского большинства, что достаточно интересно.

Безусловным открытием выборов в мае стала Партия труда Бельгии (ПТБ). В прошлом маоистская организация сегодня является самой динамичной «марксистско-ленинской» партией в «Старом Свете». Получив поддержку более 8% избирателей, ПТБ впервые прорвалась в ЕП и на проходивших в тот же день федеральных и региональных выборах в Бельгии попала в число пяти наиболее ведущих политических сил страны, увеличив парламентское представительство в нижней палате Федерального парламента шесть раз!

При том, что ШФ, ЛБ и ПТБ относятся к разным традициям в западноевропейском левом движении, их объединяет то, что все эти партии достаточно креативны, не страшатся идти на различные эксперименты и вместе с тем стараются активно участвовать в социальной жизни. Однако, эти примеры всё же показывают свою ограниченность, если говорить в целом о европейском радикальном левом движении…

Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.


Издание зарегистрировано в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77-58529 от 04.07.2014.

Канал Фонда развития конфликтологии на Youtube.