В БЕРЛИНЕ ВЫСАДИЛИСЬ ПИРАТЫ

ВЕНЕСУЭЛА:

ВПЕРЕДИ НОВЫЙ ВИТОК КРИЗИСА?

 

Костюк Руслан, доктор исторических наук, профессор СПбГУ

 

 

 

 

В конце августа самопровозглашённый президент Хуан Гуайдо Венесуэлы принял решение сформировать собственное правительство. В свою очередь, подконтрольная реальной исполнительной власти судебные инстанции возбудили против Гуайдо дело с обвинением в государственной измене. Эти события дают основание сказать о том, что системный политический кризис в Боливарианской республике продолжается…

 

Новейшая фаза политического кризиса в Венесуэле началась после того, как исполняющий обязанности главы Национальной Ассамблеи Хуан Гуайдо в январе 2019 г. провозгласил себя президентом, получив внушительную дипломатическую поддержку Соединённых Штатов и их союзников в Латинской Америки во главе с Бразилией, а также Европейского Союза.

Как справедливо отмечает французский политолог и специалист по Латинской Америке Жан-Жак Курляндски, «возможно, в стране нет классического «двоевластия», но одновременно венесуэльское общество глубоко расколото на два крупных социально-политического лагеря, программы и лидеры которых непримиримы и антогонистичны…» Ещё один французский левый политолог Мишель Леви отмечает, что уровень гражданского противостояния в Венесуэле «крайне высок». Речь идёт о возглавляемом правящей Единой социалистической партией Венесуэлы (ЕСПВ) Большом патриотическом полюсе и многоликой, группирующейся преимущественно вокруг Круглого стола демократического единства (КСДЕ) оппозицией. Первый лагерь представлен в основном радикальными левыми партиями, отстаивающими чавистскую концепцию «социализма XXI века», тогда как во втором можно найти умеренных социал-демократов, и либералов, и откровенно правые силы. При этом глубокий политический и идеологический водораздел, существующий в современном венесуэльском обществе, дополняется мощнейшим социально-классовым противостоянием.

В этой ситуации политико-институциональный кризис лишь накладывается на другие болевые точки этой страны, обостряя их. Да, делались попытки, благодаря внешним посредникам (правительству Норвегии), начать переговоры по поиску путей выхода из кризиса, консультации между двумя главными политическим лагерями шли и в Норвегии, и на острове Барбадос. Вроде бы появилась надежда на позитивное продолжение этого процесса, но очередные инициированные Вашингтоном против Венесуэлы санкции привели к тому, что летом этот диалог был прерван.

 

Но при всём «прединфарктном» состоянии социально-экономической ситуации в Венесуэле, о которой и в зарубежной и в нашей публицистической литературе написано уже очень много, следует сказать, что в целом соотношение сил по оси «власть — оппозиция» за месяцы, истекшие с очередного вступления Николаса Мадуро в должность, существенно не изменилось. Государственный аппарат как поддерживал власть, так и поддерживает. За исключением нескольких частных случаев дезертирства вооружённые силы подтверждают верность Боливарианской революции.

Хуже для внешних и внутренних правых сил: «чавистский народ», самые скромные слои населения, несмотря на все сложности и трудности переживаемого периода, не отвернулись от ЕСПВ. Дело, конечно, не только в том, что два десятилетия государственной антикапиталистической пропаганды не прошли бесследно. «Бархатные» и не совсем революции в Восточной Европе в конце 1980-х гг. стали возможными прежде всего потому, что правящие коммунистические партии растеряли свой авторитет у трудящихся, рабочего класса. В Венесуэле же «низшие» слои, в своём большинстве, несмотря на жесточайший системный кризис, продолжают поддерживать правящую партию. Большое количество «коллективос» — базовых провластных структур — остаются на страже Боливарианского революционного процесса, при этом в глазах праволиберальной оппозиции эти структуры носят характер «полувоенных формирований»! Понятно, что «сказки» о суперчисленности правящей партии (самооценка говорит о более чем 7 млн членах) не соответствуют реальности, однако ЕСПВ по-прежнему, несмотря на сложнейшее экономическое положение, в состоянии мобилизовать чавистсктй лагерь.

В бедных кварталах видят все ошибки руководства страны, но там прекрасно понимают, что приход к власти прокапиталистических сил положит конец все тем завоеваниям и достижениям, которые делались во имя человека труда все последние 20 лет. В том числе, тех социальных программ по строительству дешёвого жилья, образованию, здравоохранению, которые, пусть уже не с тем государственным финансированием, что раньше, продолжаются. Отметим также, что и Н. Мадуро и его команда не сидят сложа руки. Власти пытаются продолжать, даже в условиях внешних санкций, масштабные социальные проекты в пользу «уязвимых» слоёв населения.

То есть, реальная власть принадлежит тем, кому и принадлежала, но вот всегда ли она действует успешно в политической плоскости? В августе 2017 г. Национальная конституционная ассамблея определила себе срок разработки нового Основного закона в два года; до сих пор текста нет. Кроме того, если «социалистический» лагерь считает Х. Гуайдо путчистом, почему он до сих пор не задержан?

Мало того, теперь вот назначил своё «правительство», хотя «традиционный» законодательный орган власти — Национальная ассамблея — не признаваемая властью исполнительной! — не контролирует никакой территории в стране. Возможно, именно поэтому Гуайдо объявил о назначении не министров, а «уполномоченных». Но о несерьёзности сделанного им шага говорит хотя бы то, что назначенный псевдопрезидентом «координатор ядра правительства» известный оппозиционер Леопольдо Лопес пребывает в Каракасе в испанском посольстве, а уполномоченный по иностранным делам Хулио Борхес эмигрировал из страны в Колумбию.

Глубокий внутренний социально-политический конфликт в Венесуэле как на ладони показывает, в сколь сложном и напряжённом мире мы живём. Логично, что на стороне действующего Президента Н. Мадуро оказались страны региона, возглавляемые левыми силами. Среди самых твёрдых союзников Куба, Боливия, Никарагуа и другие страны созданного во многом благодаря У. Чавеса Боливарианского альянса для народов нашей Америки. Ряд других стран, где правительства формируются левыми, такие, как Мексика и Уругвай, предпринимают серьёзные посреднические усилия, продолжая признавать легитимность администрации Н. Мадуро.

Есть на кого рассчитывать Каракасу и на других континентах. Недавнее совещание министров иностранных дел Движения Неприсоединения в Венесуэле подтвердило солидарность этого уважаемого международного объединения с властями Боливарианской республики. Но всё-таки для мировой политики важнее, что такие страны, как Российская Федерация и Китай также отказались признавать Х. Гуайдо и, поддерживая идею внутринационального гражданского диалога, со всей твёрдостью выступают против вмешательства США и их сателлитов в дела Венесуэлы. Именно КНР выступает сегодня как главный внешнеторговый партнёр и наиболее щедрый кредитор и спонсор Венесуэлы. Сам Н. Мадуро не раз подчёркивал, что без китайское помощи революция бы оказалась в ещё более критическом состоянии.

Но и тех стран, которые явно сделали ставку на свержение действующей власти, что называется, хватает. Главным протагонистом санкционного давления выступает, конечно же, Вашингтон. Для республиканской администрации Дональда Трампа левые режимы в Латинской Америке вообще как кость в горле. Когда в Каракасе «под Гуайдо» в начале года происходили массовые манифестации и столкновения, хозяин Белого дома поспешил «оповестить» мир о том, что «в Латинской Америке грядут великие перемены», и что «в Западном полушарии, в частности в Венесуэле, умирает социализм». Трамп не раз призывал покончить с «социалистической диктатурой» в Каракасе, давая при этом понять, что ждёт большей активности на данном поприще именно от латиноамериканских государств.

Но не менее важно и то, что многие другие влиятельные страны Западного полушария, прежде всего Бразилия и Аргентина, активно поддерживают США на «венесуэльском» направлении. Крайне правый Президент Бразилии Жаир Болсонару даже одно время потряхивал кулаком и обещал помочь «свергнуть социалистическую диктатуру», но, видимо, после консультации с бразильским генералитетом, сейчас стал несколько спокойнее.

Кризис вокруг Венесуэлы, как видим, имеет сразу несколько измерений — социальный, экономический, внутри- и внешнеполитический. В связи с этим нет особых надежд на то, что он вскоре завершится. Тем более, с учётом взаимной ненависти и недоверия, которые питают друг к другу главные протагонисты венесуэльского конфликта.

Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.


Издание зарегистрировано в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77-58529 от 04.07.2014.

Канал Фонда развития конфликтологии на Youtube.