В БЕРЛИНЕ ВЫСАДИЛИСЬ ПИРАТЫ

НИДЕРЛАНДЫ: «ЛЕВЫЙ КОММУНИТАРИЗМ» ДИФФУЗИРУЕТСЯ

Костюк Руслан, доктор исторических наук, профессор Санкт-Петербургского государственного университета                                                         

           Анализ современной партийно-политической системы Нидерландов показывает, что в этой стране уже на парламентском уровне проявляет себя такое политическое явление, как «левый коммунитаризм». Вполне возможно, что нидерландскими границами данная тенденция не ограничится.

 

Потомки иммигрантов хотят представительства

Думаю, то, что это случилось именно в Нидерландах – логично и закономерно. Эта небольшая западноевропейская страна уже давно считается чуть не «чемпионом» гражданских и общественных свобод. В Нидерландах, как известно, можно спокойно прикупить лёгкие наркотики в кофе-шопах; половое воспитание дети начинают там изучать чуть не в начальной школе. В Амстердаме гораздо раньше, чем в столицах других стран, стали организовывать гей-парады…

 

Ну и в политическом отношении Королевство Нидерланды дают фору многим другим странам-членам ЕС. К примеру, чтобы попасть благодаря пропорциональной системе в нижнюю палату парламента, состоящую из 150 депутатов, никакого специального барьера не нужно, есть барьер естественный: даже набирающие менее процента партии и движении имеют шанс попасть в Палату представителей. При этом в стране разрешены практически любые политические партии и движения, что, вероятно, сильно смутило бы отечественных специалистов по регистрации общественных организаций. В Нидерландах в парламенте представлены, к примеру, теократические партии, защитники животных, партия пожилых. Разрешено и действие политических партий, по факту выражающих интересы подданных Нидерландов, принадлежащих к разным этническим группам.

Тема скользкая. Кто бывал, например, в Амстердаме, Гааге или Роттердаме, не мог не обратить внимания на этно-расовую пестроту постоянных жителей этих городов. Это не обман зрения: на самом деле, голландцы по происхождению в этих самых крупных городах Нидерландов сегодня составляют лишь около половины жителей. Исторически роль политических выразителей интересов принявших нидерландское подданство иностранцев выступали, что логично, левые партии – социал-демократическая Партия труда (ПТ), левоэкологистские «Зелёные левые» (ЗЛ) или левопопулистская Социалистическая партия (СП). Именно через эти партии попадали в обе палаты парламента, становились провинциальными советниками и мэрами активные деятели, вышедшие из иммиграции.

Однако, в последние годы политический престиж традиционных левых партий заметно снизился. Та же ПТ, в своё время доминировавшая в левом движении королевства, оказалась заметно «маргинализирована», растеряв имидж «правительственной партии». И, как отмечает видный бельгийский специалист по партийной деятельности профессор Паскаль Дельвит, «кризис левого центра и более радикальных левых вывел на политическую арену коммунитарные политические субъекты», настроенные отстаивать и продвигать интересы отдельных общин или «диаспор».

«Мусульманский социализм» на западе Европы

Первым опытом попадания в парламент стал эксперимент партии DENK. Впрочем, тут, справедливости ради, стоит отметить, что у её истоков и оказались уже действующие парламентарии – депутаты турецкого  происхождения Туна Хан Кузу и Сельчук Озтюрк. В 2014 г. они покинули ПТ, в знак несогласия со словами лидеров лейбористов о том, что многие общественные организации нидерландских турок, по сути, управляются из Анкары. Уже само название партии однозначно говорило о её «коммунитарной» ориентации. Если на нидерландском языке термин “denk” означает «думать», то на турецком это слово имеет значение «сбалансированный».

«Лейбористское» происхождение основателей DENK сказалось и на политической стратегии молодой партии.  Она позиционировала себя как прогрессистскую и социал-реформистскую, проевропейскую и борющуюся за права человека. Однако, выступая за равноправие, поощрение талантливой молодёжи, устойчивое развитие, справедливую налоговую политику и справедливость в международных отношениях, партия DENK с самого своего запуска стала выдвигать явно «общинные» лозунги, что заметно отличает её от традиционных общенациональных левых партий в стране.

В частности, лидеры партии призывают заменить слово «интеграция» (применительно к иммигрантам и их потомкам) термином «принятие»; а это уже много о чём говорит. Заявляя о том, что «Нидерланды страдают структурным и системным расизмом», лидер DENK и депутат парламента Фарид Азаркан призывает к разнообразию в образовании, обязательному изучению в начальной школе детьми турков, арабов и китайцев родного языка, допуску имамов в учреждения здравоохранения, тюрьму и даже вооружённые силы.

Некоторые правые эксперты открыто говорят о связях этой партии с турецкими властями. Как бы это не казалось странно (с учётом явно правой ориентации эрдогановского кабинета в Турции), но подобное возможно. DENK последовательно разоблачает «антитурецкие кампании» в стране и это единственная левая парламентская сила, голосовавшая против билля о признании армянского геноцида в Османской империи.

На выборах в парламент в 2017 и 2021 гг. партия DENK получила более 200 тысяч голосов (2% избирателей), что принесло ей три мандата. Все социологические исследования говорят о том, что ядро избирателей DENK составляют нидерландские подданные турецкого и марокканского происхождения. В отдельных районах Амстердама, Роттердама и Утрехта, где компактно живёт мусульманское население, за списки DENK на национальных и муниципальных выборах отдавали свои голоса более трети избирателей! Естественно, за семь лет существования DENK сумела провести своих представителей во многие муниципальные и провинциальные советы.

Если бы прецедент с DENK остался бы одиночным случаем, тогда можно было сказать об уникальности данной ситуации. Но после состоявшихся уже в этом году очередных выборов в нижнюю палату нидерландских Генеральных штатов – парламента -, как говорится, полку «левого коммунитаризма» прибыло! За счёт набравшей 0,8% голосов и сумевшей провести одного депутата партии-новичка нижней палаты с несколько странной аббревиатурой BIJ1.

Эта партия была создана пять лет назад бывшей активистской DENK, известной телеведущей «афро-нидерландского» происхождения Сильвианой Симонс. Дело в том, что на заре функционирования партии DENK туда были приглашены ряд известных общественных деятелей, призванных олицетворять «иные», скажем так, не мусульманские общины в Нидерландах. С. Сименс хорошо известна как деятельница антирасисткого движения, регулярно выступающая с позиций мультикультурализма, феминизма и защиты прав сексуальных меньшинств. С подобными установками С. Симонс оказалась не совсем ко «двору» в такой «мусульманской» партии, как DENK. К тому же, её явный радикальный антикапитализм, эгалитаризм и даже республиканизм (явление весьма редкое для Нидерландов) столкнулся с весьма умеренным левым дискурсом ведущих лидеров DENK.

Так что расставание С. Симонс с этой партией было в какой-то степени запрограммированным. В итоге, уйдя из DENK, С. Симонс взяла курс уже на свою партию, ныне получившую столь странное название. А он является всего лишь сокращением от термина «Статья 1» - первая статья нидерландской Конституции, которая отвергает дискриминацию и расизм… И сколь партия DENK по факту стала строиться как политическая сила, ориентированная прежде всего на отстаивание интересов мусульманской части нидерландского общества. Столь гораздо более радикальная и левая по профилю партия BIJ1 сразу превратилась в организацию, стоящую на страже интересов чернокожих подданных королевства. К слову, BIJ1 читается на нидерландском и как термин «вместе»…

Новую партию поддержали известные в стране общественные деятели: антрополог и академик Глория Веккер, экс-сенатор от ПТ Анья Меулен. Основной же актив BIJ1 рекрутируется из среды нидерландцев афро-карибского происхождения. И именно в тех районах, где выходцы из этих мест представлены наиболее явственно, BIJ1 получает на национальных и местных выборах более весомую поддержку. На весенних парламентских выборах, получив в масштабе страны 87 тысяч голосов, сама С. Симонс была избрана в Генеральные штаты.

По мнению европейского депутата Марка Ботенги, в рамках «нидерландского парламента BIJ1 может считаться чуть ли не самой радикальной левой партией». С. Симонс является категорическим критиком либеральной экономической политики и духовного консерватизма. Она полагает, что будущее – за этнически пёстрыми Нидерландами. Из программного манифеста BIJ1 довольно экстравагантным пунктом можно назвать призыв о желательности замены валового внутреннего продукта… валовым внутренним счастьем.

Пытаясь анализировать сам феномен DENK и BIJ1, отметим ряд следующих моментов. Нидерланды, конечно, вряд ли могут считаться «типичным представителем» европейской политической системы. Но с учётом того, что в плане свобод и прав человека это королевство явно «шагает впереди», есть, как говорится, о чём подумать. В очень многих странах Евросоюза функционируют «корпоративные» партии, настроенные отражать и выражать интересы отдельных малых общественных групп. Это считается вполне нормальным. С учётом провозглашаемой на протяжении многих десятилетий политики мультикультурализма, от которой, собственно говоря, нидерландский политический мейнстрим отказываться вовсе не собирается, можно было предположить, что рано или поздно, вопрос о фактически «общинных» партиях встанет на повестку дня.

То, что в данном конкретном случае это случилось на «левом поле», опять же выглядит вполне логичным. Исторически в Нидерландах (и не только) именно левые и левоцентристы пытались активно работать с интегрированными иммигрантами, а те, в свою очередь, в электоральном плане оказывали им политическую поддержку. Но ведь никто не гарантировал, что потомки мигрантов будут «до конца» преданы традиционным левым партиям?

Тем более, само традиционное левое движение королевства переживает сегодня глубокий кризис. Как справедливо признаёт лидер соцпартии Лилиан Марийниссен, «с точки зрения реальной политики, левые и левый центр размельчились». На последних законодательных выборах силы левой оппозиции не смогли набрать и четверти голосов, а самая «удачливая» из них – СП – получила менее 6% голосов! Естественно, в этой ситуации и происходит разброд левого электората. Чем и воспользовались «коммунитарные» партии.

Безусловно, далеко не во всех странах Европы мы увидим повторение «голландского сценария». Для этого должны быть собраны соответствующие обстоятельства. Но то, что «процесс пошёл», это отрицать вряд ли удастся. Но если так, то это ещё больше ослабит левое движение. И не только в Нидерландах, конечно.

 

Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.


Издание зарегистрировано в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77-58529 от 04.07.2014.

В настоящее время происходит процесс перерегистрации издания в Роскомнадзоре в связи со сменой учредителя.

Учредитель сетевого издания "Конфликтология" является АНО ДПО Институт мира и исследования конфликтов.

 

Все издания на ЛитРес:

Канал Института мира и исследования конфликтов на Youtube.

Канал Института мира и исследования конфликтов на Яндекс.Дзен.