В БЕРЛИНЕ ВЫСАДИЛИСЬ ПИРАТЫ

ЕВРОПЕЙСКОЙ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ УГРОЖАЕТ ЧАСТИЧНАЯ МАРГИНАЛИЗАЦИЯ

Костюк Руслан, доктор исторических наук, профессор Санкт-Петербургского государственного университета

Изменения в партийно-политическом соотношении сил в целом ряде стран Европейского Союза (ЕС) в последнее время показывает, что традиционным левоцентристским партиям всерьёз грозит маргинализация.

 

Всё ещё на втором месте  

 

Обобщать, конечно, вышесказанный вывод не стоит. Как бы то ни было, но действующая на уровне ЕС Партия европейских социалистов (ПЕС) остаётся второй по значимости после правоцентристов политической силой в «единой Европе». Об этом говорят цифры: в Европейском парламенте (ЕП) и Европейской комиссии у социалистов второе по числу представителей место после Европейской народной партии. Тот же ЕП возглавляется представителем левоцентристов итальянцем Давидом Сассоли. Более трети мандатов имеет ПЕС и в Комитете регионов.

На национальном уровне в подавляющем большинстве стран-членов Евросоюза партии-члены ПЕС остаются самыми влиятельными и популярными левыми партиями. В целом на сегодня шесть стран Союза (Испания, Дания, Финляндия, Швеция, Португалия и Мальта) возглавляются премьер-министрами от социал-демократических партий. Одновременно примерно в половине стран-членов ЕС левоцентристы участвуют в деятельности национальных правительств. Достаточно крепки позиции социалистов и социал-демократов в Западной Европе на муниципальном уровне. Такие европейские мегаполисы, как Лондон, Берлин, Париж, в свою очередь, находятся руках «розовых» мэров.

В общем и целом, традиционные социал-демократические партии продолжают вдохновлять деятельность ведущих профцентров в своих странах. Недаром у ПЕС сложились достаточно крепкие отношения с Европейской конфедерацией профсоюзов – самым массовым профсоюзным центром в современной Европе. Также сохраняется у левоцентристов сеть находящихся в их влиянии массовых общественных организаций. Очень вероятно, что создание в скором времени в Германии коалиционного кабинета во главе с социал-демократами способно укрепить политические позиции европейского левоцентризма.

Социал-демократия падает вниз               

Однако же, вот уже на протяжении многих лет мы наблюдаем явный политический спад социалистических и социал-демократических партий. В частности, это касается численности большинства из них. К примеру, в 1970-е и 1980-е гг., базируясь преимущественно на коллективном членстве, британские лейбористы объединяли более 4 млн человек – против сегодняшних 430 тысяч человек, правда, уже объединённых на индивидуальной основе. В период объединения Германии Социал-демократическая партия этой страны объединяла свыше миллиона человек, сейчас же этот показатель сократился до 400 тысяч членов. Не так ещё давно в рядах Социалистической партии, СП (Франции) насчитывалось под 200 тысяч членов, ныне же их число упало до 42 тысяч человек. В целом, аналогичная динамика имеет место и для менее значимых социал-реформистских партий.

Как полагает профессор Лондонского университетского колледжа Филипп Марльер, «очень большой проблемой социал-демократических партий является наличие активистов… Эти партии превратились в электоральные машины, работающие в интересах и во имя избранных лиц.» В этой связи вряд ли следует удивляться тому, что левоцентристы уже не так комфортно чувствуют себя в профсоюзах и социальных движениях, чем, скажем, даже в конце ХХ в.

Естественно, стремительно происходившие в европейских государствах социальные изменения, связанные, в частности, с изменением роли и снижением количества традиционных рабочих – «классической» социальной базы традиционных социалистических партий – не могли не сказаться на уменьшении числа избирателей левоцентристских партий. Скажем, в 1970-е-1980-е гг. многие социал-демократические и социалистические партии в Западной Европе получали на национальных выборах около, а то и больше 40% голосов, обладая поистине народным электоратом, относящимся к разным слоям общества. Конечно, отдельные примеры таких «народных» партий сохраняются и сегодня (соцпартии Португалии и Испании, Лейбористская партия Мальты), однако, в большинстве случаев за последние десятилетия произошёл заметный электоральный откат социал-демократии. Он имеет место даже в Северной Европе, где социал-демократы продолжают возглавлять правительства. Соответственно, мы вполне можем говорить о наличии общей тенденции политического ослабления социал-демократии в современной Европе.

Примеры маргинализации

Есть и конкретные примеры - кейсы, показывающие, как в ещё в недалёком прошлом влиятельные, «народные» социал-реформистские партии оказались, выражаясь спортивной терминологией, в совсем иной лиге. Так, возьмём для примера Чешскую социал-демократическую партию (ЧСДП). После декоммунизации Чешской Республики ЧСДП превратилась в одну из главных политических партий своей страны; на рубеже 1990-х и 2000-х гг. за неё голосовали 30-32% избирателей. Но вот на состоявшихся в этом году законодательных выборах социал-демократы не смогли даже преодолеть пятипроцентного барьера и вообще оказались вне нижней палаты чешского парламента.

Чуть лучше обстоят дела у социалистов Франции. Доминировавшая свыше четырёх десятилетий в левом движении страны СП, за которую в годы президентства Франсуа Миттерана, в 1980-е, отдавали голоса более 30% избирателей, после провального пребывания в Елисейском дворце Франсуа Олланда, как отмечает французский политолог Реми Лефебр, «сделалась второстепенным элементом французской политики». Соцпартия имеет на данный момент поддержку всего 6-7% французских избирателей, сумев сохранить после парламентских выборов 2017 г. менее 10% своей депутатской группы в Национальном Собрании.

Достаточно жёсткое падение пережило в минувшем десятилетии Всегреческое социалистическое движение (ПАСОК). В своё время эта партия входила в число одних из самых сильных левоцентристских сил в Европе. Ещё в 2009 г. за ПАСОК голосовали почти 44% избирателей и у социалистов имелось абсолютное большинство мест в парламенте. Но затем последовал исторический провал, в 2015 г. на парламентских выборах за список ПАСОК голосовали менее 5% активных избирателей. На последних законодательных выборах левоцентристы получили 8,1% голосов, но всё-таки в рамках общего социал-реформистского избирательного альянса. Добавим тут, что именно бывший премьер-министр Греции от ПАСОК Георгиос Папандреу, в период премьерства которого и произошло электоральное крушение Движения, возглавляет сейчас Социалистический Интернационал.

В Венгрии юридические наследники некогда господствовавшей в «коммунистические» времена марксистско-ленинской партии из ныне Венгерской социалистической партии (ВСП) в 1990-е и 2000-е гг. играли очень важную роль в общественно-политической жизни государства. На парламентских выборах 2002 и 2006 гг. ВСП одерживала убедительные победы с поддержкой 42-43% избирателей. Однако, после потери власти ВСП заметно сдала: на выборах в парламент в 2018 г. за левоцентристский избирательный альянс, частью которого выступала ВСП, отдали голоса менее 12% избирателей.

Наконец, приведу ещё один пример – нидерландский. После войны социал-демократия в Голландии играла немаловажную роль. Так, в конце 1970-х – начале 1980-х гг. за партию труда (ПТ) регулярно голосовали от 28 до 33% избирателей. Да ещё менее 10 лет назад её поддерживала почти четверть населения. Однако, после участия в коалиции с праволибералами в 2012-2017 гг. ПТ резко ослабла. По итогам парламентских выборов этого года за ПТ голосовали менее 6% избирателей, лейбористы потеряли за последние годы статус самой популярной левой партии королевства.

У провалов есть объяснения

Очевидно, что всякая электоральная катастрофа имеет свои собственные объективные и субъективные причины. Здесь правомерны и общие моменты, затрагивающие всю европейскую социал-демократию. Практически во всех вышеперечисленных случаях можно говорить о снижении численности данных партий, ослаблении их общественной роли и уменьшении влияния в профсоюзном и социальном движении. Ни в одном из перечисленных случаев у левоцентристов нет ярких и популярных лидеров: времена Франсуа Миттерана и Андреаса Папандреу, Виллема Кока и Дьюлы Хорна, похоже, миновали. Аналитические исследования констатируют процесс «старения» большей части социал-демократических партий в Европе. Эта тенденция ещё в большей степени подходит для тех левоцентристских партий, которые познали политическое фиаско в последние годы. В ряде случаев заметное ослабление традиционных левоцентристских партий (Франция, Греция, Нидерланды) отчасти связано с параллельным подъёмом их конкурентов в левом движении – прежде всего радикальных левых и «зелёных». В некоторых случаях избиратели левоцентристов переходят в стан либералов.

Так или иначе, но справедливой представляется точка зрения профессора Сьянс По Марка Лазара, утверждающего, что «во Франции и не только… мы видим процесс «развода» социалистов и социал-демократов с их избирателями и социальной базой». Этот «развод», действительно, был очень серьёзным, ведь, в частности, все перечисленные мною примеры имели отношение к тем левоцентристским партиям, которые вполне могли классифицироваться как «народные», потому что ещё конкретно в этом тысячелетии за них голосовали четверть и более избирателей.

В одном из интервью известный французский левый политик Жан-Люк Меланшон подчеркнул: «Слабость нынешней социал-демократии вытекает во многих случаях из неудачных, неэффективных и часто антисоциальных правительственных экспериментов.» В этом, думается, также кроится одна из причин маргинализации некогда сильных партий. Правда, стремительный электоральный откат левоцентризма во всех указанных случаях имел место именно после того, как социал-реформистские партии оказывались у власти. Не важно, господствовали ли они там, как в случаях с Венгрией, Грецией или Францией, или были младшим правительственным партнёром, как в Нидерландах, но ноша «правительственной партии» на сей раз оказалась слишком тяжела для социал-демократии. Проводимая ими по факту социал-либеральная политика себя не только не оправдала, она нанесла социалистическим партиям глубочайший вред.

При этом речь не идёт, по-видимому, о нокдауне, от которого можно относительно легко очухаться. ВСП потеряла власть в 2010 г., ПАСОК рухнула в 2012 г., нидерландская ПТ перестала участвовать в правительственной коалиции с 2017 г. Тогда же произошёл и обвал французских социалистов. Однако, ничто сегодня не говорит за то, что эти некогда сильные и влиятельные партии находятся на пути к выздоровлению. Наоборот, как и ЧСДП, они намного ближе сейчас к банальной маргинализации, чем к статусу «правительственной партии».

Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.


Издание зарегистрировано в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77-58529 от 04.07.2014.

В настоящее время происходит процесс перерегистрации издания в Роскомнадзоре в связи со сменой учредителя.

Учредитель сетевого издания "Конфликтология" является АНО ДПО Институт мира и исследования конфликтов.

 

Все издания на ЛитРес:

Канал Института мира и исследования конфликтов на Youtube.

Канал Института мира и исследования конфликтов на Яндекс.Дзен.