ПАНДЕМИЯ: КОНФЛИКТЫ В ИЗОЛЯЦИИ - ВЗГЛЯД ПСИХОЛОГА

 

Нина Халикова, писатель, психолог,

Российская Психотерапевтическая Ассоциация

 

 

                Сейчас нет ни одного человека, который не столкнулся бы с этими непростыми понятиями. Все мы оказались в необычной, нетипичной, странной ситуации, словом, такой ситуации, какой никогда ни с кем не случалось, и даже всезнайки и уважаемые люди старшего поколения не могу сказать, что они имеют подобный опыт. Всех нас будто бы заперли в тёмной комнате, и нам тревожно и страшно. Мы переполнены разного рода страхами, и надо сказать, переполнены не просто так, ибо страхи эти более чем обоснованы. Мы боимся, потому что чувствуем прямую угрозу здоровью и жизни, мы беспокоимся за близких, ведь никто не знает, когда это закончится, какая участь нам уготована, и какие руины нас ждут впереди.

           Ну, что же, попробуем включить свет, посмотреть по сторонам, и разобраться что к чему.

           В сложившейся ситуации не только многие коллеги, да и вообще, все кому не лень, принялись объяснять, что людям нужно делать в изоляции, начиная с той самой пресловутой уборки квартиры и заканчивая повышением уровня образования и изучением иностранных языков. Согласна. Только квартиру можно убрать за несколько дней, максимум за неделю, что дальше… а дальше иностранные языки почему-то не ложатся на душу; то ли на душе что-то неспокойно, то ли домочадцы мешают, то ли нет сил сосредоточиться. Видимо, при раздаче советов, имелось в виду, что каждый отдельно взятый человек проживает в отдельно взятой квартире, и ему, мало того, что никто не мешает, так он ещё и абсолютно спокоен, тревога и страхи по поводу происходящего его не терзают. Не следует забывать, что все мы оказались заложниками нестандартной ситуации, когда базовая потребность в безопасности не удовлетворена, мы оказались в непривычной изоляции, и, разумеется, тревога у всех повысилась. Следовательно, когнитивные функции понизились, вот ничего и не выходит с изучением языков.

           Посмотрим на это чуть иначе.

           Итак, произошли существенные изменения привычного образа жизни. Прежде мы жили по сложившемуся, устоявшемуся, монотонному расписанию, сами формировали своё обыденное пространство, сами строили отдалённые и ближайшие планы, иногда осуществляли их, иногда нет;  по мере интеллектуальных и финансовых возможностей, бурных или скромных фантазий украшали свой досуг всевозможными радостями. Ездили к морю, ходили на экскурсии, посещали театры и рестораны, спортивные клубы и салоны красоты, встречались с возлюбленными, с друзьями, с коллегами, иначе говоря, пытались подсветить нашу жизнь всевозможными оттенками если не счастья, то хотя бы удовольствия. И вот в одночасье жизнь переменилась, и нас угнетает характер и масштаб этой перемены. Мало того, что прелести и развлечения нам теперь недоступны, так мы ещё оказались запертыми в четырёх стенах. И что у нас осталось? У нас остался лишь основной фон, состоящий из скучной банальной повседневности, на которую мы прежде не слишком обращали внимание. Мы остались наедине с нудным домашним хозяйством, безденежьем, отношениями с детьми и родителями, мужьями и жёнами, и отношением с самим собой.

       Нам тяжело, мы не привыкли так долго находиться со своими близкими, но вынуждены. Хорошо, если эти отношения изначально были здоровыми и правильно простроенными, если первичная пылкость со временем сублимировалась во взаимное уважение и теплоту, хорошо если мы сами воспитывали своих детей (подчёркиваю, воспитывали; очень часто родители путают воспитание и заботу; кормить-одевать, лечить, контролировать, водить в школу – это не воспитание – это есть забота; а вот доверительно-дружеские, близкие отношения, взаимная вовлечённость в общие интересы, разговоры по душам, рассуждения о добре и зле, осведомлённость о чувствах и переживаниях ребёнка, совместное решение общих проблем – это как раз и есть воспитание), то повседневность в изоляции не так уж и страшна.

          К сожалению, у многих картина прямо противоположная. Люди, хватаются за головы, жалуются на бесконечные внутрисемейные конфликты, на частые откровенные скандалы, на общую безысходность, взаимные раздражительность и ненависть, говоря при этом, что до пандемии всё было прекрасно и благополучно. Нет, друзья мои, так не бывает. Скорее всего проблемы в таких семьях существовали задолго до пандемии, до изоляции, и до совместного времяпрепровождения. Скорее всего, эти процессы протекали подспудно, просто они не лежали на поверхности, они были прикрыты теми самыми развлечениями и дополнительными удовольствиями. Взаимное напряжение и агрессия могут нарастать лишь в том случае, если они и раньше присутствовали в вашей семье, но в скрытой форме. А так как любой стресс истощает внутренний ресурс, то обостряются не отношения, а всплывают со дна текущие скрытые процессы. При стрессе у людей не остаётся сил притворяться, маскировать раздражение и делать вид, что у них нет проблем в отношениях. И потому отношения становятся более аутентичными, подлинными. Стресс, действительно, ожесточает, но если в семье были по-настоящему хорошие (не на показ) отношения, то никакой стресс их не разрушит. Что касаемо семей, играющих в любовь и дружбу ради красивой фасадной вывески, то им, скорее всего, придётся признать, что их игры закончились. Оказалось, что удачная жизнь не удалась, а такой приятный геодонизм, с его личными эгоистическими стремлениями, так некстати превратился в стоицизм, где истина формируется в процессе осмысления действительности.

          А когда же осмысливать тут самую действительность, как внешнюю, так и внутреннюю, если не в изоляции. Таким людям ничего не остаётся, как признать, что их общий жизненный фон неправильно простроен. Скорее всего они догадывались об этом и прежде, но просто старались о том не думать. Прежде им постоянно было некогда, они бежали в толпу, в хаос, они метались и оправдывали собственные метания поиском смысла и верных путей. И вот вам, пожалуйста, остановка. Идти-бежать-ехать никуда не надо. Теперь становится очевидным, что всё делалось как-то не так, как-то куцевато и неуютно, но за счёт развлечений и внешних красочных наполнителей, это не бросалось в глаза. И вот обнаружилось. Изоляция развернула нас лицом к лицу с нашими близкими, и всеми проблемами с ними связанными.

        Чтобы как-то приободрить или поддержать себя, мы обращаемся к телевизору или к интернету. А там только и говорят, что о смертельной опасности, притаившейся за каждым углом, только и нагнетают, запугивают и дают самые противоречивые данные – то защитные маски спасают, то нет; то у выздоровевших иммунитет вырабатывается, то нет; то каникулы до одного числа, то до другого; то с самое ближайшее время нас ожидает следующий смертельный вирус, то никакого вируса не предвидится; в городе 52 больницы по 500 коек каждая, в городе чуть больше тысячи заражённых covid-19, однако же все больницы переполнены. Как же так? Нефть, на нашу голову, падает в цене, и мы в растерянности не понимаем, как существуют те страны, у которых вообще не было и нет нефти (Швейцария и ряд других). Мы перестаём понимать, нефть – это хорошо или плохо, это благо для нашей страны или её злой рок, по причине которого плохо развиваются экономические отрасли? И зачем наш рубль намертво привязали к этой самой нефти и теперь мы все зависим от её колебаний? Почему страны, у которых нет нефти таких дополнительных стрессов не испытывают, и их валюта твёрдо стоит на ногах?

           Мы-то думали, что это мы твёрдо стоим на ногах, а, оказалось, что под нами пустота и пропасть. За что нам это? Зачем нам это? Пандемия? Карантин? Да, СМИ предлагают нам бесконечный поток негатива, который отнюдь, не способствует нашему внутреннему равновесию, СМИ вносят свою посильную лепту в нашу общую тревожность. А мы устали, мы хотим спокойной жизни. Мы всё ждём, что Государство вот-вот придёт нам на помощь, ждём от него этой помощи, как от мудрого родителя, как от высшего существа. Мы верим в него, как в вездесущего спасителя, который спасёт, но он почему-то не спешит. И мы ещё больше расстраиваемся, и всё это определённо действует на наши и так расшатанные нервы. Что делать?

        Да, при такой жизни опасно быть философом, но и не быть им просто невозможно. На кого надеяться? Мы-то думали, что пришли в хорошо организованный мир, а он полон угроз! Боюсь, на самом деле, мы всегда знали, что мир неидеален, просто не хотели в том себе признаться, чтобы не повышать тревогу.

       Ну, да ладно, давайте по порядку.  Судя по всему, придётся не цепенеть, а спасать себя самостоятельно, не раздражаться на невовлечённость Государства (оно вовлечено как может, об опасности информирует, как себя вести разъясняет), не лезть на стены и не ждать от Государства повышенного участия. К сожалению, нам самим придётся тонизировать внутреннюю и внешнюю истощённость, и брать на себя ответственность за текущие процессы, соответственно, тоже. 

        Дело в том, что каждый взрослый человек должен, прежде всего, сам заботиться о своём как психическом, так и физическом здоровье. Если вы чувствуете, что после просмотра новостей у вас портится настроение и повышается тревога, зачем вы их смотрите? Боитесь что-то пропустить? Не бойтесь. Информирование у нас поставлено настолько хорошо, что информация (не всегда нужная) не успев остыть и настояться, уже проникает в наши головы. Так или иначе она обязательно до вас доберётся в самые ближайшие часы (если что-то, действительно, важное, вам это озвучат ваши близкие).

        Как сохранить себя и не разрушить отношения?

        Нас переполняет горькое сожаление по поводу происходящего, по поводу того, что теперь все мы живём в режиме ожидания и тревоги. Как известно, тревожность не подруга разуму, она мешает нам думать, а чем меньше мы думаем, тем агрессивнее себя ведём. Мы перестаём понимать, что члены нашей семьи такие же люди, и им так же страшно.

         К сожалению, мы видим лишь конечную эмоцию близкого человека, но не стремимся понять причину её возникновения. Давайте попробуем подключить так называемые высшие психические функции и постараться реагировать не на поступок человека, а на чувство, предшествующее этому поступку. Не поленитесь, проанализируйте, подумайте о том, что сейчас руководит поведением вашего близкого. Это поможет избавиться от ошибочных суждений на его счёт.

       Например: почему муж схватил меня за плечи и начал трясти, говоря при этом обидные слова? Наверное, это случилось потому, что я два дня подряд выговаривала ему, какой он никудышный.

       Вспомните, что мужу тоже тяжело, что его тоже терзает гнетущая и мучительная тревога, что он тоже в стрессе, а стресс ожесточает.

       Далее, пример: почему мой ребёнок игнорирует меня, ведь я ему мать?

       Отмотайте чуть назад, воспроизведите события в их последовательности.

       Скорее всего, это случилось потому что, я смотрю на него сверху вниз, потому что, когда он попытался рассказать мне о своих текущих сложностях, у меня не нашлось сил выслушать его, принять в нём участие (я слишком занята своими переживаниями), и я обесценила эти сложности, сказав ему, что всё это ерунда, что пусть лучше отчитается за оценки. И его сегодняшнее поведение – это лишь реакция на мои назидательность и равнодушие.

       Разумеется, говорить проще чем, делать, но тем не менее, постарайтесь разобраться не в других людях, а в себе. Как только вы почувствуете уравновешенность и спокойствие, ваши дети почувствуют тоже самое, поскольку их психика напрямую коррелирует с вашей. Как это ни печально, но ваши страхи тут же находят отклик в их детской психике, и как следствие, в их детском поведении и отношении к вам.

       Как реагировать на сплошное неблагополучие, которому не видно конца и края? Как уменьшить тревожность?

         Тревога и страх. На первый взгляд эти слова схожи, но это далеко не так. Страх – это предметное чувство, направленное на что-то конкретное. Например: я боюсь войны, онкологии, крыс и т.д. Тревога же – это предчувствие, ожидание непонятно каких неприятностей. Поэтому тревога более тяжёлое состояние, требующее выхода, и один из выходов – агрессия. Агрессия, направленная на других – это всегда внешний конфликт, агрессия же, направленная на себя – это конфликт внутренний (вплоть до суицида). Итак, мы видим, что страх лучше, чем тревога. Следовательно, от тревоги необходимо избавиться, и перевести её в страх.

        Как это сделать? Попытайтесь из общей тревожной массы отделять страхи по одному и уже по отдельности рассматривать их и разбирать.

        Например: что я чувствую? Я чувствую страх. Это страх чего?  Я боюсь, что меня больше никогда не выпустят за границу. Почему я это чувствую? Потому что границы закрыты. А почему они закрыты? Потому что это необходимая мера в связи с пандемией. Что я думаю по этому поводу? Я думаю, что, когда вирус присмиреет, границы обязательно откроют.

       Следующий страх: я боюсь, что останусь без работы, боюсь своих детей, они настоящие монстры, меня мучает страх безденежья, и так далее… Каждый страх разбираем по отдельности, стараясь избегать слов, как «ужас» и «кошмар». Такой разбор поможет адаптироваться к условиям существования. Не могу пообещать, что всё снимет как рукой, но это будет существенный шаг вперёд.

        Кроме того, представьте себе, что вы свой собственный любящий родитель (если вы женщина, то мать; если вы мужчина – отец). Скажите что-нибудь утешительное самому себе. Сейчас люди условно разделились на тех, кто утешает, и на тех, кого утешают. Попробуйте начать успокаивать других, говорить им что-то хорошее. В утешении много тёплых, положительных эмоций, они помогут успокоиться и вам.

        Далее. Представьте себя летом 2022 года. Пандемия давно позади. Жизнь наладилась, всё встало на свои места. Представили? Что бы вы сказали себе сегодняшнему? Как бы себя утешили? Как бы посмотрели на свои сегодняшние страхи?

        Возможно, как раз, такого рода ситуации поможет нам многое пересмотреть, ведь именно сейчас происходят самые неожиданные вещи. Люди, которых мы знали, как уравновешенных, стабильных, опорных, ресурсных, ведут себя прямо противоположно; страх парализовал не только их способность адекватно воспринимать ситуацию, но и вообще думать. А те, кто казался нам ветреным и алчным, наоборот, чувствуют себя вполне уверенно и оказывают бескорыстную помощь другим. Мы наконец поймём, что повседневность и семья – это и есть самое главное в нашей жизни, это настоящий ствол дерева, в тени которого мы можем укрыться от всех невзгод и напастей, и хорошо, чтобы этот ствол был крепким и здоровым, массивным и надёжным, в противном случае, он будет напоминать швабру, воткнутую в землю, и раскрашенную дорогостоящей мишурой.

         И последнее, сейчас почему-то все настойчиво твердят, что мир после пандемии станет совсем другим и никогда уже не будет прежним. Мне кажется, что это, в большей степени, похоже на некую общую тенденцию нагнетать, запутывать и запугивать. Да, безусловно, пандемия – это бедствие, которое можно сравнить с военными действиями, с землетрясениями, наводнениями и прочими глобальными неприятностями. Однако, все эти бедствия проходят и разрушенные миры вновь оживают и восстанавливаются. Так случится и на сей раз, случится, разумеется, не сразу, но через год-другой всё встанет на свои места и пойдёт заведённым порядком. Не надо забывать, что изменить мир невозможно, но можно изменить себя и свою повседневность. Само собой, пандемия оставит в нас определённые следы: произойдёт переоценка себя, своего ближнего круга и отношений с обществом. Мы научимся лучше понимать, кто мы, какие мы, и кто вокруг нас, мы станем мудрее и просветлённее.

       А мир… Мир он такой, какой есть, с рождениями и смертями, болезнями и выздоровлениями, со взлётами и крушениями, с победителями и побеждёнными, с войнами и победами, с рассветами и закатами, с несправедливостью и милосердием, с ненавистью, и конечно же, с любовью.

Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.


Издание зарегистрировано в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77-58529 от 04.07.2014.

В настоящее время происходит процесс перерегистрации издания в Роскомнадзоре в связи со сменой учредителя.

Учредитель сетевого издания "Конфликтология" является АНО ДПО Институт мира и исследования конфликтов.

 

Все издания на ЛитРес:

Канал Института мира и исследования конфликтов на Youtube.

Канал Института мира и исследования конфликтов на Яндекс.Дзен.