В БЕРЛИНЕ ВЫСАДИЛИСЬ ПИРАТЫ

ДАВИД АССУЛИН: «МАКРОН СМЕЩАЕТСЯ ВПРАВО»

Костюк Руслан, доктор исторических наук, профессор Санкт-Петербургского государственного университета

Уже несколько месяцев остаётся до президентских выборов во Франции. Конечно, до официальной президентской кампании ещё далеко, но по факту она уже идёт. О некоторых особенностях актуальной политической расстановки сил мы беседуем с французским историком, сенатором и первым секретарём парижской федерации Социалистической партии (СП) Давидом Ассулином.

- Дорогой Давид, как ты можешь обрисовать сегодняшнюю ситуацию во французском левом лагере?

- Она представляется скорее печальной и тревожной. В действительности, все мы не вышли ещё от шока 2017 года, когда все левые, я подчёркиваю это, оказались не на высоте вызовов и в результате произошло то известное поражение, повлекшее победу Эмманюеля Макрона. Конечно, мы, социалисты, другие составные части французской левой извлекли уроки из провала 2017 г. Если проанализировать итоги муниципальных и даже региональных выборов,  можно говорить, что левое движение выбралось из спирали провалов.

Но… мы сегодня находимся ни в 1981 г., ни даже в 1997 г. Французская левая потеряла значительную долю сторонников, это следует признать. Это произошло по многим причинам, включая нашу ответственность за функционирование исполнительной власти, я здесь имею в виду прежде всего срок пятилетнего мандата Франсуа Олланда. Избиратели почти пять лет назад сказали, что они думают о том, какой это была срок и что они думают о той политике. При таком положении дел появление множества кандидатов в президенты от левого лагеря закономерно, это так. Но когда мы видим семь или уже восемь потенциальных кандидатов при том, что в целом французская левая могла бы сегодня рассчитывать на едва ли более 30 пунктов, это не только вызывает досаду и раздражение у наших сторонников. При актуальной политической конфигурации это почти гарантированный вариант отсутствия во втором туре президентских выборов. И дальнейшего негативного сценария для выборов в Национальное Собрание.

- Многие мои друзья внутри вашей партии, СП, в 2017 г. высказывали надежду на то, что Социалистическая партия сможет «выздороветь» и вернуть большую часть потерянных избирателей. Однако, кажется, сегодня до этого далеко.

- Послушай, если в целом левый организм не здоров – признаем это как факт, - как можно ожидать, что его остов, каковым на протяжении многих последних десятилетий для французской левой была СП, останется нетронутым? Очень многие говорят: «Социалисты были у власти и почти всё потеряли». Это правда, моя партия имела большинство в Национальном Собрании, первую группу в Сенате, мы руководили львиной долей региональных советов и контролировали большинство департаментов. Это закончено сегодня.

Но есть и более тяжёлая история, это потеря кадров, включая руководящих, я могу хорошо судить об этом по ситуации даже в Париже. Где СП остаётся первой группе в муниципальном совете. Я признаюсь, что в отдалённых местах ситуация ещё более мрачная. Это такой переломный момент для партии, которая начиная с 1970х гг. считалась одним из полюсов французской политики. Без сомнения, аналогичные процессы уже происходили у социалистов и социал-демократов в разных странах Европы и мира, но это не снимает болезненности общего положения дел.

Мы не сложили оружие, я всё время, обращаясь к товарищам, говорю, что «приоритет для СП – это работать». Я убеждён, что нашей партией выдвинут на президентский пост очень ответственный и профессиональный политический деятель, я имею в виду мэра Парижа Анн Идальго. Анн уже второй раз подряд возглавляет нашу администрацию и Париж развивается как современный мегаполис уверенно и поступательно. То есть, имеются существенные козыри у этой кандидатуры. Её сегодняшний скромный рейтинг – это не отражение козырей А. Идальго; это, я бы сказал, груз прошлой ответственности и прошлых неудач всей СП. Но мы будем продолжать отстаивать наши ценности и свою социалистическую политику. По меньшей мере, в этом состоит наш долг по отношению к предыдущим поколениям социалистического движения нашей страны.

- Действительно, сейчас имеется целый калейдоскоп левых кандидатов для предстоящих президентских выборов. Что можно сказать о ваших конкурентах внутри французской левой?

- Скажем так: я всегда считал как благо наличие конкурентности внутри левого движения. Вот аналогия: видим сейчас серьёзную конкуренцию среди французских правых, но признаем: это играет на повышение цены их взглядов и даже их сторонников.

Однако, как историк, я знаю одну простую вещь: никогда ещё раскол не помогал левым силам. Не только во Франции, но и во Франции тоже. 1936 или 1981 годы не состоялись бы без сложения всех частей французской левой. Но тогда мы были на подъёме. Бесспорно то, что сегодня не такая благоприятная обстановка.

И когда видно шесть, семь или даже восемь кандидатов от разных частей французской левой, надо спрашивать: за что мы боремся? За лидерство в своём течении? Тогда да, это оправданно. Или за реальную власть? Но тогда нужны иные демарши.

Мы в Париже призвали всех эвентуальных кандидатов к общим дебатам. «Левый народ» должен осмыслить происходящее. Наш кандидат Анн Идальго при поддержке СП сказала, что нужны праймериз левых, прогрессивных сил. Не только ради единой президентской кандидатуры, но также ради общей правительственной программы. К сожалению, на данный момент ответ наших коллег не был положительным.

Да, я считаю Анн Идальго наиболее приемлемым кандидатом. Но если добавить сюда идеи Жан-Люка Меланшона по VI Республике, социальную тематику Фабьена Русселя, креативные экологические предложения Яника Жадо или республиканский дух Арно Монтебура, это была бы прекрасная команда; команда, которая здорово поработала бы на Францию.

- Ты справедливо заметил, что сейчас идёт усиление правых. Я бы даже сказал, радикальных или крайне правых. Что ты мог бы сказать на этот счёт?

-  Сколько я занимаюсь политической деятельностью, ещё никогда крайне правые не имели такой массовой поддержки, как сейчас. Здесь много можно ссылаться на кризис левых сил или на «оппортунистическую» политику Макрона и его правительства, это всё будет справедливо. Но когда опросы показывают, что радикальные правые могли бы рассчитывать на 30, если не 40% голосов уже в первом туре президентских выборов, это страшно.

Можно сквозь слёзы порадоваться на снижение рейтинга Марин Лё Пен, но бывший Национальный фронт никуда не исчезает, равно как его ксенофобские и антиевропейские идеи. Эта «фабрика ненависти» продолжит свою работу и после апреля 2022 г.

Феномен Эрика Земмура также заставляет быть бдительным. Я не буду обсуждать вопрос, кто именно стоит за его кандидатурой, хотя для себя я убеждён, что партия «Республиканцы» пытается использовать  эту фигуру, чтобы выбить почву из-под ног М. Лё Пен. Но дело не в этом. Земмур как абсолютно раскомплексованный журналист, полностью лишённый политической ответственности, затрагивает острейшие темы и позволяет себе даже такие речи, на которые не решаются лидеры Национального объединения. Нет, такое происходит далеко не только во Франции, но необходимы быстрые и эффективные ответы на подобную реакционную демагогию.

Речь идёт о глубокой болезни всей французской демократии, если мы видим такой политический взрыв крайне правых. Это противоречит всей демократической республиканской культуре. Те ответы, которые дают крайне правые на социальные проблемы (иммиграция, общественный порядок, социальная справедливость), на деле, глубоко реакционны и они не могут вывести общество из кризиса. Однако, мы обязаны брать в расчёт эту опасность, даже если я лично скажу, что не верю в возможность победы крайне правых в следующем году.

- Поскольку если бы крайне правый кандидат, Земмур или Лё Пен, оказались бы во втором туре против Э. Макрона… и уступили бы ему?

- Да, если такой сценарий произойдёт, я вижу развитие ситуации подобным образом. Но я надеюсь, и даже уверен в том, что композиция «республиканского фронта» против крайне правой реакции состоялась бы, как это было в 2002 г., или на прошлых президентских выборах.

Но что касается Э. Макрона и его политики, то здесь надо подчеркнуть, что в реальности всё последнее время Макрон смещается вправо. Об этом свидетельствует ужесточение позиции исполнительной власти в отношении иммиграции, идентичности, закон о т. н. «сепаратизме». Действия министерства внутренних дел во главе с министром Дарманеном исходят из секуритарной логики, она насквозь пропитана как раз правой идеологией. Конечно, лагерь Макрона, он очень неоднороден, там немало бывших многолетних избирателей социалистов. Однако, мы должны понимать, кто «делает политику» в этом большинстве и какова эта политика. В условиях тенденций поправления общественного мнения Макрон чутко реагирует. Нет, он не желает «отпустить» бывших левых избирателей, нор для его команды гораздо важнее не допустить усиления оппозиционных правых сил, например «Республиканцев».

Глобально, согласно нашей точки зрения, Франция при Макроне не стала развиваться лучше, но… Есть впечатление, что цоколь его электората, проявивший себя в 2017 г., остаётся верен Э. Макрону; но это от 20 до 25% избирателей. При нынешней конфигурации внутри левой и правой оппозиции этих цифр достаточно, чтобы выйти во второй тур… и чувствовать себя достаточно комфортно.

- Сегодня некоторые политологи полагают, что реальную конкуренцию Макрону могла бы составить Валери Пекресс

- Если она вышла бы во второй тур, это возможный сценарий, хотя в таком случае, я полагаю, многие левые избиратели могут тогда отдать голос за действующего Президента. Фактор Пекресс интересен. «Республиканцы» не выдвинули жёсткого правого кандидата, почему? На мой взгляд, чтобы не «толкаться» на одном поле с Земмуром и Марин Лё Пен. Пекресс имеет чуть иной имидж, лаже если она боролась против легализации однополых браков и выступала за ограничение внешней миграции. И сегодня Пекресс имеет образ политика, выступающего в защиту порядка.

Однако, всё-таки это политический правый центр, её кандидатура – это мост тем политикам и объединениям, которые слева от «Республиканцев», если даже не в движении Макрона. Следовательно, её выдвижение – это хитрый ход «Республиканцев». Они вновь готовы отвоёвывать гегемонию во французской правой у Национального объединения, чему также служит кандидатура Валери Пекресс.

Интервью брал РУСЛАН КОСТЮК

Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.


Издание зарегистрировано в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77-58529 от 04.07.2014.

В настоящее время происходит процесс перерегистрации издания в Роскомнадзоре в связи со сменой учредителя.

Учредитель сетевого издания "Конфликтология" является АНО ДПО Институт мира и исследования конфликтов.

 

Все издания на ЛитРес:

Канал Института мира и исследования конфликтов на Youtube.

Канал Института мира и исследования конфликтов на Яндекс.Дзен.